Сампсониевский собор Смольный собор Спас на крови Исаакиевский собор
фотогалерея  :: персоналии :: жития святых :: english :: deutsch :: francais

Flash ролик 1.2 Mb

















     Государственный музей-памятник "Исаакиевский собор" > Персоналии > Антокольский Марк Матвеевич

Антокольский Марк Матвеевич (1843-1902)

Творчество Марка Матвеевича Антокольского, крупнейшего скульптора второй половины XIX века - яркая страница в истории отечественного искусства. Созданные им произведения вошли в сокровищницу мировой художественной культуры.

Марк (Мордух) Матвеевич Антокольский родился 2 ноября (21 октября ст. ст.) 1843 года в городе Вильне в бедной еврейской семье, в которой, кроме младшего сына Марка, было еще шестеро детей. С раннего детства у него проявилась неистребимая страсть к рисованию. Вскоре мальчик начал лепить фигурки людей и животных из глины, вырезать из дерева.

В 1859 году его отдали в мастерскую резчика по дереву. Случайно увидев репродукцию картины Ван Дейка "Христос и Богоматерь", Марк повторил ее, вырезав фигуры из дерева. Его работа стала известна в городе. В судьбе молодого скульптора приняла участие жена виленского генерал-губернатора А.А.Назимова, и ей удалось добиться согласия родителей Антокольского на переезд сына в Петербург.

Свои работы из дерева и кости юноша показал профессору Академии художеств Н.С.Пименову. Они понравились, и с 1862 года Антокольскому было дозволено посещать вольнослушателем скульптурный класс. При этом его обязали заниматься рисунком, так как художественная подготовка провинциала была крайне слабой. Пименов постоянно интересовался судьбой вольнослушателя, отмечая его быстрые успехи в лепке, и вскоре в Академии заговорили о способностях и трудолюбии Антокольского.

Формированию мировоззрения молодого скульптора, его художественных взглядов способствовали встречи с талантливыми и образованными людьми: И.Е.Репиным, К.А.Савицким, В.М.Васнецовым. Он близко сошелся с членами Артели художников, возглавляемой И.Н.Крамским.

В 1864 году Антокольскому была присвоена серебряная медаль за горельеф "Еврей-портной", а в 1865 году - за горельеф "Скупой". Историческая заслуга Марка Матвеевича - борьба с академизмом, наутрализмом и салонным искусством. Создавая реалистическую скульптуру, он опирался на мощные традиции отечественной пластики, наделяя свои персонажи тонкостью, одухотворенностью, которые были свойственны русской скульптуре конца XVIII - первой трети XIX века.

Чрезвычайно важным стало для Антокольского личное знакомство с В.В.Стасовым в 1869 году. В течение всей своей творческой жизни скульптор ощущал его доброту, чуткость и неизменную поддержку.

Первые самостоятельные опыты увлекли молодого ваятеля на путь тематического и образного обновления искусства скульптуры, поиска ее специфических возможностей. Попыткой решения этих задач стало создание статуи "Иван Грозный", начавшей собой новый этап творчества Антокольского - работу над образами отечественной истории.

Значительную роль в судьбе скульптора сыграла великая княгиня Мария Николаевна, которая, одобрив "Ивана Грозного", рекомендовала своему брату, императору Александру II, посетить мастерскую Антокольского. Статуя произвела на царя огромное впечатление, и он приобрел ее для Эрмитажа.

В конце марта 1871 года Марк Матвеевич покинул Петербург и, по совету врачей, переехал в Рим. Здесь он встречался с В.Д.Поленовым, совершил вместе с ним увлекательное путешествие по итальянским городам. Подружился скульптор и с семьей известного мецената С.И.Мамонтова, став активным участником "мамонтовского кружка".

В 1870-е годы произошло углубление и окончательное формирование творческих взглядов Антокольского. Он находит своих исторических героев среди людей, которых объединяло бескорыстное служение истине, добру, неприятие зла и насилия. В это период он воплотил в пластике силу и высоту духа философа Сократа (1874), мыслителя Спинозы, работал над созданием образа Иисуса Христа.

Вместе с семьей Антокольский переехал в Париж, и уже в 1878 году принял участие в Международной выставке, на которой был удостоен высшей награды - большой золотой медали, награжден орденом Почетного легиона и избран членом-корреспондентом Парижской Академии художеств.

После многолетнего перерыва в конце 1880-х годов Марк Матвеевич вновь обратился к отечественной истории и создал образы Нестора-летописца, Ярослава Мудрого, Василия Тимофеевича Ермака, потребовавших от скульптора огромных затрат духовных и физических сил.

В Париже Антокольский вел исключительно замкнутый образ жизни. Он был исключительно скромен, не стремился привлечь внимание к своему творчеству. За годы пребывания во Франции Антокольский не организовал ни одной персональной выставки.

Умер скульптор 9 июля 1902 года. Двадцать семь лет прожил он вдали от родины, но остался для нас истинно русским художником, до конца своих дней сохранившим преданность отечеству.

Скульптура Петра I  М.М.Антокольского

Решение создать статую Петра Великого возникло у скульптора почти одновременно с замыслом "Ивана Грозного".

Работа проходила за границей, в Риме, но основное содержание образа и идейная трактовка определились еще в России. Антокольский писал, что беспристрастных суждений о Петре пока нет (имея в виду различие взглядов на петровское время у западников и славянофилов). Марк Матвеевич не мыслил раскрытия образа своего героя вне конкретного содержания его личности, психики и эстетического склада.

О создании статуи Петра подробных сведений не сохранилось. Из переписки Антокольского со Стасовым известно, что эскизы не удавались, и вскоре скульптор перешел к лепке сразу в большом размере.

Итальянская глина была хуже русской, плохо держала форму, быстрее рассыхалась, трескалась и отваливалась кусками. Марк Матвеевич испытывал затруднение, изображая Петра в преображенском мундире, дробном и непластичном по форме.

Как обычно, начав работать, Антокольский забывал о болезни, отдыхе, перестал встречаться с друзьями. Один эскиз сменялся другим, но все они не удовлетворяли взыскательного автора. Понадобились фотографии гравюр с изображениями императора, подробности его костюма, и в северную столицу к Стасову полетели письма с просьбами, вопросами: "Пожалуйста, узнайте хорошенько, носил ли Петр плащ? ... Пришлите мне эстампы, которые сделаны с петровских монет...". И, конечно, Стасов откликался на каждую просьбу друга, тотчас послал ему фотографии с портретов царя в профиль и фас. Скорее всего, это были прижизненные портреты Петра Алексеевича.

Скульптор трудился, превозмогая усталость и болезнь. Несколько раз он ломал и заново лепил голову статуи. И все же после всех неудач и огорчений произведение было закончено и переведено в гипс в июне 1872 года, к Всероссийской политехнической выставке, устроенной в Москве к 200-летию со дня рождения Петра I.

К удивлению и огорчению Антокольского, уже получившего похвальные отзывы за границей, в России статуя ожидаемого успеха не имела. Возможно, это было вызвано неудачной экспозицией в архитектурном отделе выставки, или, как признавал сам автор, свою роль сыграли недостатки "технического характера".

Неопределенную позицию по отношению к этой работе занял обычно прямолинейный Стасов. Положительно оценив ее в печати, отметив жизненность и правдивость Петра Алексеевича, в частном разговоре критик упрекал Антокольского в официальной идеализации и традиционности решения образа императора.

Впрочем, были и другие мнения. Обычно скупой на похвалы Павел Михайлович Третьяков, глядя на работу скульптора, воскликнул, что она прекрасна. "Просто и выразительно, и грандиозно. Молодец Антокольский".

В противоположность Ивану Грозному с его мятущейся душой Петр Алексеевич в представлении скульптора, прежде всего, цельная и могучая личность. Создавая Петра I, автор хотел представить его героем, олицетворяющим собой один из знаменательных периодов отечественной истории. Отсюда торжественная приподнятость образа, далекая, однако, от внешней парадности академических статуй.

Наряду с монументализацией, Антокольский стремился сохранить историческую конкретность, которая, по его мнению, должна была проявляться не только в наружности и характере, но и в мелочах облачения императора. Пожалуй, здесь в большей степени, чем в Иване Грозном, выявилась противоречивость пластического замысла. Монументальность и целостность статуи требовали лаконизма, обобщения формы, скупого и точного отбора деталей. Марк Матвеевич скрупулезно разрабатывал незначительные подробности: швы и петли на обуви, пуговицы мундира, шпоры на сапогах. Несмотря на то, что скульптор следовал традициям современной ему школы, эта статуя представляла собой одну из первых попыток решения новых для всей русской пластики задач монументального искусства.

Антокольский создавал образ Петра Великого особыми методами. Все было построено на целеустремленности, уверенном движении. Выпрямлен стан, мощно развернуты плечи и властно поднята голова, тверд и зорок взгляд, обращенный вдаль. Преодолевая напор ветра, царь идет вперед, как воплощение всепобеждающей силы разума. Его движениям, при всей их стремительности, присущи неторопливость и величавая внутренняя сдержанность.

Рассчитывая на восприятие статуи в разных ракурсах, Антокольский обогатил характеристику героя, сделав ее более многообразной и сложной. Выразительностью моделировки отличается лицо Петра, с плотно сжатыми, напряженными губами, нахмуренными бровями и резко очерченным профилем.

Не замкнутый в себе, а полный сознания своей правоты и ясности великой цели - таков царь М.М.Антокольского.

Статуе было тесно в музейных залах, для ее восприятия требовалось удаление на расстояние, возможность осмотра с разных сторон. Впоследствии памятники Петру I по модели Антокольского были установлены в Петергофе, Архангельске, Таганроге и Петербурге.

Памятник Петру I напротив Сампсониевского собора в Петербурге

В 1909 году, в связи с 200-летием Полтавской победы, в Санкт-Петербурге были установлены две бронзовые скульптуры императора Петра I.

Одна из них принадлежала лейб-гвардии Преображенскому полку и находилась на ул. Кирочной, 37, напротив Преображенских казарм. Памятник был открыт 13 мая 1910 года и поставлен на средства, собранные офицерами полка.

Вторая скульптура была установлена в лейб-гвардии Гренадерском полку у Сампсониевской церкви (пересечение Большого и Малого Сампсониевских проспектов).

Юбилейный комитет, созданный для празднования 200-летия Полтавской победы, решил соорудить при Сампсониевском соборе памятник великому преобразователю России.

Разработать проект памятника было поручено епархиальному архитектору А.П.Аплаксину. Модель была еще не закончена, когда братья С.Д. и А.Д. Шереметевы изъявили желание оплатить все расходы по установке памятника, предложив воспользоваться готовой скульптурой работы М.М.Антокольского, оригинал которой находился в Петергофе.

Предложение было принято. В конкурсе на пьедестал наиболее удачным признали проект Н.Е.Лансере.

Размер памятника соответствует петергофской модели, выполнен он был в Париже, в мастерской Антокольского, его племянником. Пьедестал, а также все аксессуары скульптуры изготовлены в парижской мастерской. На бронзовой доске пьедестала надпись: "Петру Великому", ниже - слова самого императора: "А о Петре ведайте, что жизнь ему не дорога, жила бы только Россия".

В 1938 году памятник демонтировали, и он попал в Государственную Третьяковскую галерею, где находится в настоящее время. В справке из фондов галереи сообщается: "Через Московскую закупочную комиссию 21 апреля 1940 года по акту № 47 от Управления государственных резервов за 1356 рублей поступил в Москву. Ранее находился на Сампсониевском проспекте в Ленинграде. В Государственную Третьяковскую галерею поступил 28 декабря 1938 года на историческую выставку по акту № 0693, а в 1940 году в фонды галереи". Переговоры с Государственной Третьяковской галереей о возвращении памятника на историческое место, начавшиеся в 1989 году, не увенчались успехом.

Памятник Петру I рядом с храмом Св. Сампсония Странноприимца  был воссоздан с авторской модели на средства Государственного музея-памятника "Исаакиевский собор" и открыт в дни празднования 300-летия Санкт-Петербурга.